[an error occurred while processing this directive]

Докладная записка командира 51-го армейского корпуса генерала фон Зейдлица командующему 6-й армией Паулюсу

Назад
Командир 51-го армейского корпуса
№ 603/43 сов. секретно

КП, 25.11.1942 г., утро
Только для командования

Господину командующему 6-й армией.

   Получив приказ командования армии от 24.11.42 г. о продолжении борьбы, я, сознавая всю серьезность момента, чувствую себя обязанным еще раз письменно изложить свою оценку обстановки, лишь еще более подтверждаемую донесениями за последние сутки.

   Армия стоит перед недвусмысленным "или - или":

   или прорыв на юго-запад в общем направлении на Котельниково

   или гибель через несколько дней.

   Понимание этого основывается на трезвом осознании фактических условий.

I.   Поскольку еще к началу сражения не имелось почти никаких запасов, решающим для принятия окончательного решения является состояние снабжения.

   Цифры говорят сами за себя.

   Даже меньшие по масштабу оборонительные бои последних дней ощутимо сократили наличие боеприпасов. Если же против корпуса будет предпринято наступление по всему фронту, а этого следует ожидать ежедневно, он за один, два или три дня полностью израсходует все свои боеприпасы. Едва ли можно предположить, что в тех корпусах, которые уже в течение ряда дней участвуют в крупном сражении, положение с боеприпасами было бы лучшим.

   Из произведенного подсчета видно, что достаточное снабжение по воздуху весьма сомнительно даже для одного 51-го армейского корпуса, а следовательно, и для всей армии и таким образом полностью исключено. Доставленное (23.11) 31 самолетом "Ю" или то, что может быть доставлено, пока еще только обещанной дополнительной сотней "Ю", всего лишь капля в море. Возлагать на это надежды значит хвататься за соломинку. Откуда может взяться необходимое для снабжения армии большое количество "Ю", не ясно. Если же оно вообще имеется, то сначала самолеты придется перебазировать со всей Европы и с Севера. Их собственная потребность в горючем при преодолении таких расстояний оказалась бы столь огромной, что ввиду уже переживаемой нехватки горючего покрытие этой потребности кажется крайне сомнительным, не говоря уже об оперативных последствиях такого расхода горючего для ведения всей войны в целом. Даже при том условии, что ежедневно будут приземляться 500 машин вместо обещанных 130, можно доставить не более 1000 т груза, чего для армии, насчитывающей 200.000 человек, ведущей крупное сражение и не имеющей никаких запасов, недостаточно.

   Не приходится ожидать ничего большего, нежели удовлетворения самой необходимейшей потребности в горючем, небольшой части потребности в некоторых видах боеприпасов и, возможно, части потребности в продовольствии для личного состава. Через несколько дней подохнут все лошади, что еще больше ограничит тактическую подвижность, значительно затруднит доставку боеприпасов и продовольствия в войска, а с другой стороны, повысит расход горючего.

   Не приходится сомневаться в том, что главные силы всепогодной русской истребительной авиации будут использованы для атак на приближающиеся к цели транспортные самолеты и на единственные пригодные для приема большого количества машин аэродромы Питомник и Песковатка. Значительные потери неизбежны; что же касается непрерывного прикрытия нашими истребителями трасс подхода к обоим аэродромам, то оно едва ли может быть обеспечено. Объем доставленных грузов будет зависеть от метеорологических условий. При доказанной таким образом невозможности достаточного снабжения по воздуху израсходование за несколько дней (боеприпасов примерно за 3-5 дней) наличных запасов армии может быть лишь немного замедлено, но никак не прекращено. Растянуть имеющееся продовольствие на большой срок возможно лишь до известной степени (в 451-м армейском корпусе уже несколько дней назад отдан приказ сократить его расход вдвое). Однако экономия горючего и наличных боеприпасов зависит почти исключительно от действий противника.

II.   Предположительные действия противника, которому классического масштаба битва на уничтожение сулит победу, легко оценить. Зная его активный метод ведения боевых действий, не приходится сомневаться в том, что он с неослабевающим натиском будет продолжать свои атаки против окруженной 6-й армии. Надо исходить из того, что противник понимает необходимость уничтожить армию раньше, чем могут стать эффективными принимаемые с немецкой стороны меры по деблокированию. Как свидетельствует опыт, он не останавливается перед потерями в живой силе. Оборонительные успехи, особенно 24.11, и отмечающиеся на многих участках фронта большие потери противника не должны вызывать у нас самообмана.

   Противнику наверняка известны наши трудности с обеспечением. Чем упорнее и энергичнее он атакует, тем быстрее мы расходуем свои боеприпасы. Даже в том случае, если ни одно из предпринятых им наступлений само по себе не будет успешным, противник все равно будет иметь конечный успех, когда армия расстреляет все свои боеприпасы и останется безоружной. Отрицать наличие таких соображений у противника значило бы ожидать от него самых неверных действий, что в военной истории всегда вело к поражениям. Все это было бы игрой ва-банк, которая, приведя к катастрофе 6-й армии, имела бы тяжелейшие последствия для продолжительности, а вероятно, и для конечного итога войны.

III.   Отсюда в оперативном отношении неопровержимо вытекает следующее: продолжая сражаться в условиях круговой обороны, 6-я армия может избегнуть своего уничтожения только в том случае, если в течение ближайших, т.е. примерно 5, дней деблокирование ее станет настолько действенным, что противник окажется вынужденным прекратить свои атаки. Ни единого подобного признака не имеется. Если же деблокирование окажется менее эффективным, неизбежно наступит состояние беззащитности, т.е. уничтожения 6-й армии. Какие меры приняты ОКХ для деблокирования 6-й армии, судить трудно. Войска, предназначенные для прорыва окружения с запада, в данный момент могут находиться лишь на большом удалении от нас, ибо их части охранения расположены только западнее верхнего течения р. Чир и примерно у Обливицкая в нижнем течении р. Чир, а потому сосредоточение деблокирующих сил должно происходить вдали от 6-й армии. Сосредоточение при помощи действующей железнодорожной линии через Миллерово армии, достаточной для быстрого прорыва через р. Дон и одновременного прикрытия своего северного фланга, потребует нескольких недель.

   К этому добавляется срок, необходимый для проведения самой операции; в данное время при непогоде и коротком дне он значительно больше, чем летом.

   На предпринятое с целью деблокирования с юга сосредоточение в районе Котельниково двух танковых дивизий и их переход в наступление следует положить минимум 10 дней. Перспективы быстрого прорыва в результате наступления сильно сокращаются ввиду необходимости прикрытия с каждым шагом удаляющихся флангов, особенно восточного, не говоря при этом о неизвестном нам состоянии этих дивизий и оставляя в стороне вопрос, достаточно ли вообще для такой операции двух танковых дивизий. На возможность ускорения сосредоточения блокирующих войск и использования более значительного числа моторизованных колонн рассчитывать не приходится. Ни таких колонн, ни горючего в наличии быть не может, ибо иначе они были бы использованы еще раньше, когда требовался значительно меньший тоннаж перевозок в целях создания запасов для столь угрожаемого Сталинградского фронта.

IV.   Перспектива относительно возможности в течение приемлемого с точки зрения снабжения периода, согласно приказу ОКХ, удерживать территорию путем круговой обороны до подхода помощи извне явно базируется на нереальных основах. Посему приказ этот невыполним, и его неизбежное следствие катастрофа для армии. Для своего спасения армия должна немедленно добиться иного приказа или же немедленно сама принять иное решение. Мысль о сознательном принесении армии в жертву даже не подлежит обсуждению, принимая во внимание оперативные, политические и моральные последствия такого шага.

V.   Сопоставление расчета времени, требующегося как с точки зрения снабжения, так и с оперативной точки зрения, а также учет предположительных действий противника приводят к столь ясному выводу, что дальнейшие размышления в сущности излишни. Тем не менее следует указать на следующие пункты в том же направлении:

а)   Отнюдь не стабилизированное положение на западном участке круговой обороны.

б)   Необходимость длительное время противостоять на северном участке массированному наступлению превосходящих сил противника после вывода сначала 16-й танковой дивизии, а затем 3-й мотопехотной дивизии и отхода хотя и на более короткую, но почти необорудованную линию обороны.

в)   Напряженное положение на южном участке фронта.

г)   Уменьшившаяся боеспособность сильно поредевшего волжского участка фронта, которая еще больше упадет, когда река, чего следует ожидать вскоре, полностью покроется льдом и более не будет представлять собою препятствия для наступающих.

д)   Невозможность ввиду нехватки боеприпасов воспрепятствовать постоянной подброске подкреплений противника на его волжский плацдарм, где уже имевшие место атаки русских войск потребовали боевого использования всех местных резервов.

е)   Состояние дивизий, обескровленных наступлением в самом Сталинграде.

ж)   Армия тесно сжата на пустынной степной территории, где нет почти никаких возможностей для расквартирования войск и для их укрытия, а потому войска и техника повсеместно подвержены воздействию непогоды и налетам авиации противника.

з)   Грозящее наступление холодов при почти полном отсутствии топлива на большей части ныне занимаемых линий обороны.

и)   Недостаточная поддержка авиацией ввиду нехватки удобных аэродромов. И напротив, отсутствие противовоздушной защиты, так как все зенитные части пришлось использовать для противотанковой обороны. Сравнение с прошлогодним Демянским котлом может привести к опасным ложным заключениям. Трудные для наступающего условия местности благоприятствовали обороне, удаление от германской линии фронта было во много раз короче. Потребности в снабжении окруженного корпуса были значительно меньшими, так же как и количество подлежащих доставке боевых средств, совершенно необходимых здесь, в голой степи (танков, тяжелой артиллерии, минометов и т.д.). Несмотря на незначительное удаление от германской линии фронта, создание даже весьма узкого прохода в кольце окружения потребовало тогда многонедельных тяжелых зимних боев.

VI.   Вывод ясен. Или 6-я армия, занимая круговую оборону, защищается до тех пор, пока не израсходует все боеприпасы, т.е. станет безоружной, такое пассивное поведение при несомненном продолжении и вероятном расширении наступательных действий противника на пока еще спокойные участки фронта означает конец армии. Или же армия активными действиями разорвет кольцо окружения.

   Последнее еще возможно лишь в том случае, если армия оголением северного и волжского участков, т.е. сокращением линии своего фронта, высвободит ударные силы, чтобы предпринять ими наступление на южном участке, и, сдав Сталинград, будет пробиваться в направлении наименьшего сопротивления, т.е. в направлении Котельниково. Такое решение потребует бросить значительное количество техники, однако оно открывает перспективу разбить южный фланг вражеских тисков, спасти от катастрофы значительную часть армии и вооружения и сохранить ее для продолжения операций. Тем самым остается прочно скованной часть сил противника, между тем как при уничтожении армии на занимаемой позиции круговой обороны какое-либо сковывание вражеских войск прекратится. Чтобы избежать тяжелого морального ущерба, для внешнего мира происходящие события можно изобразить так: полностью уничтожив Сталинград центр советской военной промышленности и разгромив вражескую группировку, армия отошла от Волги.

   Шансы на успех прорыва тем более велики потому, что имевшие до сих пор место бои показали незначительную сопротивляемость вражеской пехоты на открытой местности, а также потому, что на небольших речных участках восточное р. Дон и на участке Аксай еще стоят наши войска. Учитывая расчет времени, прорыв должен быть начат и осуществлен незамедлительно. Любое промедление снижает его шансы на успех, уменьшает число бойцов и сокращает количество боеприпасов. Любое промедление усиливает противника в районе предстоящего прорыва; он сможет бросить против Котельнической группировки больше войск заслона. Любое промедление снижает боеспособность наших войск ввиду падежа лошадей и вызванной этим невозможности использования орудий на конной тяге.

   Если ОКХ немедленно не отменит приказа упорно удерживать район круговой обороны, собственная совесть и сознание долга перед армией и немецким народом властно велят обрести скованную ныне действующим приказом свободу действий и воспользоваться еще имеющейся сегодня возможностью путем собственного наступления избежать катастрофы. На карту поставлено полное уничтожение 200.000 бойцов вместе со всем их вооружением и оснащением. Иного выхода нет...

фон Зейдлиц
генерал артиллерии