[an error occurred while processing this directive]

Назад
Катастрофа 1941 года
Генералы
Русские танки

Катастрофа 1941 года

Генерал-лейтенант Н.И. Бирюков
ВИЖ. 1962. N 4. С. 82
"Единственный экземпляр карты, который мне удалось выпросить у начальника штаба 21-го механизированного корпуса, забрал у меня командир нашего корпуса генерал-майор И.П.Карманов".

Помощник командующего бронетанковыми войсками Красной Армии генерал-майор танковых войск В.Т. Вольский
ЦАМО. Фонд 38. Опись 11360. Дело 2. С. 13
"Командный состав карт не имел, что приводило к тому, что не только отдельные танки, но и целые подразделения блуждали".

Заместитель Наркома обороны генерал-лейтенантом Ф.И. Голиков
ВИЖ. 1966. N 5. С. 74
"Имелось лишь два экземпляра карты. Один находился у меня, другой - у начальника штаба армии".

Генерал-лейтенант А.И. Лосев
ВИЖ. 1992. N 10. С. 82
"Склады топографических карт, расположенные вплотную к границе, были либо захвачены противником, либо уничтожены противником во время первых бомбежек. В итоге войска лишились 100 млн. карт".

Джугашвили Яков Иосифович
Отечественная история. Показания на допросе. 1993. N4. С. 26
"Карты подвели Красную Армию, так как война, вопреки ожиданиям, разыгралась восточнее государственной границы".

Г.И. Герасимов
Мобилизация есть война... Военно-исторический журнал, 1999. №3, С.9
"Никогда еще наша армия не была так хорошо укомплектована, обеспечена материальными средствами, как в предвоенный период. Конечно, не обошлось и без недостатков, но по основным видам техники, боеприпасов и запасов материальных средств РККА была обеспечена не хуже, чем в период проведения победоносных операций во второй половине войны. Имевшиеся материальные запасы и система мобилизации обеспечивали развертывание армии, значительно превосходящей армию фашистской Германии по количеству вооружения и боевой техники, в основном обеспеченной другими материальными средствами в количестве, позволяющем эффективно вести боевые действия в начальный период войны. Поражения начального периода объясняются тем, что армию не успели развернуть".

М. Мельтюхов
Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941. М.: Вече, 2000. С.498
"Первое полугодие 1941 года было посвящено тщательной отработке этого удара, а в мае - июне 1941 года подготовка советского нападения на Германию вступила в заключительную стадию, когда начался полномасштабный процесс сосредоточения на будущем ТВД 81,5% наличных сил Красной Армии, обусловленный "стремлением упредить своих противников в развертывании вооруженных сил для нанесения первых ударов более крупными силами и захвата стратегической инициативы с самого начала военных действий".

Ф. Гальдер
Указ. соч. Т.3. Кн.1. С.79-80
"В целом теперь уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выпонена... Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течении 14 дней. Конечно она еще не закончена. Огромная протяженность территории и упорное сопротивление противника, использующие все средства, будут сковывать наши силы еще в течении многих недель... Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдет не столько о разгроме вооруженных сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские резервы, создать новые вооруженные силы".

Генерал-лейтенант Г.Блюментрит
Роковые решения. Пер. с англ. М.,1958. С.98
"Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя".

Ф. Гальдер
Kriegstagebuch. Stuttgart. 1964. Bd.3. S.170
"Общая обстановка все очевиднее и яснее показывает, что колосс Россия, который сознательно готовился к войне со всей безудержностью, свойственной тоталитарным странам, был нами недооценен. Это утверждение распространяется на организационные и экономические усилия, на средства сообщения, но прежде всего на чисто военную боеспособность русских".

Генералы

А.Розенберг, имперский министр по делам восточных оккупированных территорий
Политический дневник, запись от 29 сентября 1939 г.
"Русские офицеры. - Генерал, которого к нему [Риббентропу] прислали, мог бы у нас командовать дивизией, не больше. Ведь Сталин истребил командный слой".

Й.Геббельс
Die Tagebücher von Joseph Goebbels. Sämtliche Fragmente. 1987. München
Запись от 11 ноября 1939 г.
"Русская армия большой ценности не имеет. Плохо руководима и еще хуже оснащена и вооружена".
Запись от 15 марта 1940 г.
"А если Сталин расстреливает своих генералов, нам это делать ни к чему".

Ф.Гальдер
Из военного дневника
Запись от 5 декабря 1940 г.
"Он [Гитлер] заявил, что русский человек неполноценен. Армия не имеет настоящих командиров".

Г.Хильгер, советник посольства гитлеровской Германии в СССР
Wir und der Kreml. 1964. Frankfurt am Main
"Я <...> указал на то, что огромные чистки 1936 - 1938 гг, когда жертвами пали 80% высших военачальников Красной Армии, хотя и значительно ослабили военную мощь Советского Союза, но отнюдь не уничтожили ее".
"Последствия его [Сталина] яростной расправы с руководящими деятелями Красной Армии, жертвой которой всего четыре года назад пали не меньше трех четвертей всего высшего командного состава, были к 1941 г. еще не преодолены".

Walter Görlitz
Generalfeldmarchall Keitel. Verbrecher oder Offizier? Erinnerungen, Briefe, Documente des Chefs OKW herausgegeben von Walter Görlitz. Musterschmidt-Verlag. Berlin - Frankfurt am Main. 1961.
"Он [Гитлер] постоянно исходил их того, <...> что Сталин уничтожил в 1937 г. весь первый эшелон высших военноначальников, а способных умов среди пришедших на их место пока нет".

Ф.Гальдер
Из военного дневника
Запись от 16 января 1941 г.
"Гитлер заявил, что командование безынициативно. Не хватает широты мышления".

Й.Геббельс
Die Tagebücher von Joseph Goebbels. Sämtliche Fragmente. 1987. München
Запись от 29 июня 1941 г.
"Русские защищаются отважно. Командование их действует в оперативном отношении лучше, чем в первые дни".

Ф.Гальдер
Из военного дневника
Запись от 11 августа 1941 г.
"Израсходованы наши последние силы. <...> Отсюда - нетерпение и нервозность высшего командного состава и усиливающаяся склонность его влезать во все детали".

Г.Пикер
Застольные речи Гитлера
Запись от 20 января 1942 г.
"Достаточно одного лишь взгляда на список наших генералов, чтобы понять: эти люди слишком стары. Теперь уже больше нельзя, принимая решение, где использовать человека, руководствоваться только выслугой лет".

Й.Геббельс
Die Tagebücher von Joseph Goebbels. Sämtliche Fragmente. 1987. München
Запись от 20 марта 1942 г.
"Генералы по большей части тоже не были ему [Гитлеру] никакой опорой. Теперь представление о командовании германского вермахта у него совсем иное, чем, скажем, после наступления на Францию. Высшие офицеры, выходцы их генштаба, никоим образом не выдерживали суровых нагрузок и тяжелых душевных кризисов".

Й.Геббельс
Последние записи.
Запись от 28 февраля 1945 г.
"Если кто-нибудь вроде Геринга идет совсем не в ногу, то его нужно образумить. Увешанные орденами дураки и некоторые надушенные фаты не должны быть причастны к ведению войны. Либо они исправятся, либо их надлежит устранить".

Запись от 5 марта 1945 г.
"Фюрер снова резко критикует генштаб. <...> Фюрер прав, говоря <...> что Сталин своевременно провел эту [Чистка командного состава РККА] реформу и поэтому пользуется сейчас ее выгодами. Если такая реформа будет навязана нам сегодня нашими поражениями, то для окончательного успеха она слишком запоздала".
"Сталин имеет целый ряд выдающихся военачальников, но ни одного гениального стратега: ибо если бы он имел его, то советский удар наносился бы, например, не по барановскому плацдарму, а в Венгрии. Если бы нас лишили венгерской и австрийской нефти, то мы оказались бы вообще неспособными к контрнаступлению, которое мы планируем на востоке".
[5 марта 1945 г. маршалы СССР Малиновский Р.Я. и Толбухин Ф.И. завершили подготовку Балатонской наступательной операции, главной целью которой являлось лишение III Рейха последних источников нефти в Венгрии и Австрии].

Запись от 7 марта 1945 г.
"В полдень я провел совещание с компетентными лицами военно-призывных учреждений о радикальном упрощении нашего порядка призыва. Офицеры этих учреждений производят на меня впечатление совершенно неспособных и усталых старцев. И подобные типы в течение всей войны заправляли призывом!"

Запись от 8 марта 1945 г.
"У нас нет ни в военном, ни в гражданском секторах сильного центрального руководства: все требуется докладывать фюреру, а сделать это вообще бывает возможно лишь в незначительном количестве случаев".

Запись от 10 марта 1945 г.
"Рундштедт слишком постарел и очень часто действует по шаблонам Первой мировой войны, а потому вряд ли может совладать с ситуацией, складывающейся на западе. <...> Как огромен наш руководящий военный аппарат! При такой его численности нет осязаемых творческих решений".

Запись от 12 марта 1945 г.
"Как личность Геринг совершенно опустился и впал в летаргию".

Запись от 13 марта 1945 г.
"В приемной фюрера ожидают наши генералы. Вид этого сборища усталых людей действует прямо удручающе. Позорно, что фюрер имеет так мало авторитетных военных сотрудников".

Запись от 16 марта 1945 г.
"Сталин имеет все основания чествовать, прямо как кинозезд, советских маршалов, которые проявили выдающиеся военные способности".

Запись от 16 марта 1945 г.
"Генштаб предоставляет мне книгу с биографическими данными и портретами советских генералов и маршалов. Из этой книги нетрудно почерпнуть различные сведения о том, какие ошибки мы совершили в прошедшие годы. Эти маршалы и генералы в среднем исключительно молоды, почти никто из них не старше 50 лет. Они являются <...> чрезвычайно энергичными людьми, а на их лицах можно прочитать, что они имеют хорошую народную закваску... Короче говоря, я вынужден сделать неприятный вывод о том, что руководители Советского Союза являются выходцами из более хороших народных слоев, чем наши собственные <...> Я сообщаю фюреру о предоставленной мне для просмотра книге Генштаба о советских маршалах и генералах, добавляя, что у меня сложилось впечатление, будто мы вообще не в состоянии конкурировать с такими руководителями. Фюрер полностью разделяет мое мнение. Наш генералитет слишком стар, изжил себя <...>, что говорит о колоссальном превосходстве советского генералитет".

Запись от 26 марта 1945 г.
"Люфтваффе. Нужна коренная реформа - сверху донизу".

Запись от 28 марта 1945 г.
"Фюрер собрал вокруг себя только слабохарактерных людей, на которых он в критическую минуту не может положиться <...> Он и сам-то называет Кейтеля и Йодля папашками, которые устали и израсходовали себя настолько, что в нынешней тяжелой обстановке уже не способны ни на какие действительно большие решения".

Запись от 31 марта 1945 г.
"Так, ему [Гитлеру] пришлось отправить Гудериана в отпуск, так как тот стал совершенным истериком и трясущимся неврастеником".

Запись от 28 марта 1945 г.
"Я подробно излагаю фюреру мысль о том, что в 1934 году мы, к сожалению, упустили из виду необходимость реформирования Вермахта, хотя для этого у нас была возможность. То, что хотел Рем, было, по существу, правильно <...> Был бы Рем психически нормальным человеком и цельной натурой, вероятно, 30 июня были бы расстреляны не несколько сотен офицеров СА, а несколько сотен генералов. На всем этом лежит печать глубокой трагедии, последствия которой мы ощущаем и сегодня. Тогда как раз был подходящий момент для революционизирования Рейхсвера. Этот момент из-за определенного стечения обстоятельств не был использован фюрером. И вопрос сейчас в том, сумеем ли мы вообще наверстать то, что было нами тогда упущено".

Генерал-майор Р. фон Меллентин
Panzer Battles, P. ?
"Никто не сомневается, что Россия способна рождать Зейдлицев, Мюратов, Роммелей - многие русские генералы в 1941 - 1945 гг, бесспорно, были на этом уровне".

У.Черчилль
Вторая Мировая Война.
"Германские генералы проиграли войну, но взяли реванш в своих мемуарах".

Жуков Г.К.
"Воспоминания и разышления", Т. 3, стр. 120
Что же касается стратегического исскуства их [немецкого] Верховного Командования и командования группами армий, оно после катастрофы в районе Сталинграда, и особенно после битвы под Курском, резко понизилось.
В отличие от первого периода войны немецкое командование стало каким-то тяжелодумным, лишенным изобретательности, особенно в сложной обстановке. В решениях чувствовалось отсутствие правильных оценок своих войск и противника. Читая послевоенную мемуарную литературу, написанную немецкими генералами и фельдмаршалами, просто невозможно понять их толкование причин провалов, ошибок, просчетов и непредусмотрительности в руководстве войсками.
Большинство авторов во всем обвиняет Гитлера, ссылаясь на то, что он <...> руководил своими действиями как диктатор, не слушая советов своих помощников. Думается, что в этом есть доля правды, и может быть немалая, но, конечно, не в субъективных факторах кроются основные причины провала немецкого руководства вооруженной борьбой.
Высшим руководящим кадрам немецких войск <...> в связи с потерей стратегической инициативы пришлось иметь дело с новыми факторами и методами оперативно-стратегического руководства войсками, к чему они не были подготовлены. Столкнувшись с трудностями при вынужденных отходах и при ведении стратегической обороны, оперативное командование не сумело перестроиться.

Н.Титоренко.
Личный враг Адольфа Гитлера. Воронеж. 1999 г. стр. 216
"Перед посадкой на скамью в Нюрнберге ему [К.Деницу, фюреру подводного флота], как и всем тем, кому любезно предлагалось туда присесть, предложили выдержать ряд тестов. <...> "Папа Карл" не дотянул до гения несколько баллов".

Русские танки

Генерал армии К.Н. Галицкий
Годы суровых испытаний. М.: Наука, 1973. С.79
"Один советский тяжелый KB вел бой с тремя средними германскими танками T-III: два выстрела KB - и два германских танка разбиты, а третий германский танк решил уйти, но при переезде через канаву его двигатель заглох. KB его догнал, въехал на него, смял своей тяжестью и раздавил, как орех."
"Был найден подбитый советский KB, а вокруг - десять уничтоженных германских танков. В KB попало сорок три снаряда, из которых сорок оставили вмятины, и только три пробили броню. Пока германские танки уничтожали один KB, он уничтожил десять германских танков."

Генерал-полковник А.И. Родимцев
Твои, отечество, сыновья. Киев, 1982. С.291
"В течение одиннадцати месяцев войны мы не знали случая, чтобы немецкая пушка пробила броню этого [КВ] танка. Бывало, что танк КВ имел 90-100 вмятин от попаданий вражеских снарядов, однако продолжал ходить в бой."

К.К. Рокоссовский
Солдатский долг, Москва, 200, С. 70-71
Танки КВ произвели на врага ошеломляющее впечатление. Они выдерживали огонь орудий, которыми тогда были вооружены немецкие танки. Но машины, вернувшиеся из боя, выглядели тоже не лучшим образом: в броне появились вмятины, у некоторых орудий пробиты стволы. Хорошо себя показали танки БТ-7: пользуясь своей быстроходностью, они рассеивали и обращали в бегство вражескую пехоту. Однако много этих машин мы потеряли - они горели как факелы.
Если немцы увидели такую новую нашу технику, как КВ, то и мы кое-что и них обнаружили, а именно - новые образцы противотанковых ружей, пули которых прошивали наши танки старых типов. Провели испытание, убедились, что специальными пулями из этих ружей пробивается и бортовая броня Т-34. Захваченную новинку срочно отправили в Москву.

Роберт Горальски
?
"КВ вел бой против группы германских танков и противотанковых пушек: в ходе одного только боя КВ получил СЕМЬДЕСЯТ прямых попаданий, все снаряды оставили вмятины на броне, но ни один ее не пробил."

Стивен Залога
Soviet Heavy Tanks. London: Osprey, 1981. P.12-13
"Один КВ уничтожил восемь германских танков, получил с короткой дистанции тридцать прямых попаданий, но ни один снаряд броню не пробил."
"Один КВ давил немецкую противотанковую батарею, с коротких дистанций получил ДВЕСТИ прямых попаданий противотанковыми снарядами, завершил свое правое дело и целым вышел из боя."
"В июне 1941 года в Литве, в районе города Рассеняй, один советский КВ в течении суток сдерживал наступление 4-й германской танковой группы генерал-полковника Гепнера."

Генерал-майор Д.И. Осадчий
ВИЖ. 1988. №6. С.54
"Без преувеличения можно сказать, что на долю каждого KB приходилось по десятку и более уничтоженных вражеских машин."

Генерал-лейтенант Д. Рябышев
ВИЖ. 1978. №6. С.72
"40 танков противника беспрепятственно прорвались в район командного пункта 12-й танковой дивизии. Генерал Т.А. Мишанин послал против них 3 KB и 4 Т-34. В помощь им я выделил 3 KB. Умело действовали экипажи 10 танков, они сумели уничтожить все 40 прорвавшихся танков. Сами потерь не имели благодаря тому, что танковые пушки фашистов не пробивали лобовую броню наших тяжелых и средних танков."

Командир 41-го танкового корпуса генерал Рейнгарт
?
Примерно сотня наших танков, из которых около трети были Т-IV заняли исходные позиции для нанесения контрудара. Часть наших сил должна была наступать по фронту, но большинство танков должны были обойти противника и ударить с флангов. С трех сторон мы вели огонь по железным монстрам русских [КВ-1], но все было тщетно. Русские же, напротив, вели результативный огонь. После долгого боя нам пришлось отступить, чтобы избежать полного разгрома. Эшелонированные по фронту и в глубину, русские гиганты подходили все ближе и ближе. Один из них приблизился к нашему танку, безнадежно увязшему в болотистом пруду. Безо всякого колебания черный монстр проехался по танку и вдавил его гусеницами в грязь. В этот момент прибыла 150-мм гаубица. Пока командир артиллеристов предупреждал о приближении танков противника, орудие открыло огонь, но опять таки безрезультатно.
Один из советских танков приблизился к гаубице на 100 метров. Артиллеристы открыли по нему огонь прямой наводкой и добились попадания - все равно, что молния ударила. Танк остановился. "Мы подбили его", - облегченно вздохнули артиллеристы. "Да, мы его подбили", - сказал командир гаубицы. Вдруг кто-то из расчета орудия истошно завопил: "Он опять поехал!" Действительно, танк ожил и начал приближаться к орудию. Еще минута, и блестящие металлом гусеницы танка словно игрушку впечатали гаубицу в землю. Расправившись с орудием, танк продолжил путь, как ни в чем не бывало.

Танкист из немецкого 1-го танкового полка вспоминает бой 24 июня 1941 г. у г. Дубисы
?
КВ-1 и КВ-2, с которыми мы столкнулись впервые, представляли собой нечто необыкновенное. Мы открыли огонь с дистанции 800 метров, но безрезультатно. Мы сближались все ближе и ближе, с противником нас разделяли какие-то 50-100 метров. Начавшаяся огневая дуэль складывалась явно не в нашу пользу. Наши бронебойные снаряды рикошетировали от брони советских танков. Советские танки прошли сквозь наши порядки и направились по направлению к пехоте и тыловым службам. Тогда мы развернулись и открыли огонь вслед советским танкам бронебойными снарядами особого назначения Pz.Gr 40 [Бронебойный с вольфрамовым сердечником или куммулятивный?] с необычайно короткой дистанции - всего 30-60 метров. Только теперь нам удалось подбить несколько машин противника.

Э. Миддельдорф
Тактика в русской кампании. С. 23
"Противотанковая оборона, без сомнения, является самой печальной главой в истории немецкой пехоты. Путь страданий немецкой пехоты в борьбе против русских Т-34 идет от 37-мм противотанкового орудия, прозванного в армии "колотушкой", через 50-мм к 75-мм противотанковой пушке на механической тяге. Видимо, так и останется до конца неизвестным, почему в течение трех с половиной лет с момента первого появления танка Т-34 не было создано приемлемого противотанкового средства пехоты."

Генерал-лейтенант Г.Блюментрит
Роковые решения. Сборник. С.93
"37-мм и 50-мм орудия... беспомощны против танков Т-34... Требовалось по крайней мере 75-мм орудие, но его еще только предстояло создать."