[an error occurred while processing this directive]

Зенитная управляемая ракета Wasserfall

   Первым нормативным актом, требовавшим развернуть работы в области создания ЗУР (зенитных управляемых ракет), стал меморандум генерал-инспектора ПВО фон Акстхельма, одобренный Герингом 1 сентября 1942 г. В начале октября 1942 г. документ разослали различным авиационным фирмам. Т.к. многие крупные фирмы создали небольшие КБ (конструкторские бюро) еще до меморандума, этап предварительных проектных проработок был пройден быстрее, чем это предполагало командование Люфтваффе. Но летом 1944 г, когда проектные программы начали приобретать конкретные очертания, выяснилось, что успех первой фазы разработок пропал даром - фирмы, скованные многочисленными военными заказами, не смогли создать тип ЗУР, пригодной для серийного производства.
   Ракетный полигон в Пенемюнде оказался завален заявками на проведение испытаний различных опытных систем. Единственно верным решением, принятым рейхсминистром вооружений А. Шпеером, было сокращение числа проектов до нескольких перспективных. Для этого в конце 1944 г. была создана комиссия под руководством генерала Дорнбергера. В течении 2 месяцев комиссия выполнила задачу, выбрав для окончательной реализации несколько наиболее детально проработанных проектов. Одним из них стал проект ЗУР Wasserfall (Водопад).
   К 1941 г. программа создания баллистической ракеты А-4 (Фау-2) продвинулась достаточно далеко, и накопленный опыт проектирования ракет с ЖРД (жидкостный ракетный двигатель) позволил сделать вывод о возможности переработки проекта в зенитную ракету. В ЗУР (зенитной управляемой ракете) крайне нуждалась система ПВО Рейха, неспособная из-за распыления сил на захваченной территории прикрыть все важные объекты обычными средствами - истребителями и зенитными орудиями.
   На базе активно развивающегося проекта А-4 в конце 1941 г. коллектив В. фон Брауна начал работы над созданием ЗУР Wasserfall. Речь шла о создании уменьшенной примерно в 2 раза модели А-4. Примерно через год, 2 ноября 1942 г, Люфтваффе заключило с фон Брауном специальный контракт на продолжение работ по ЗУР. Контракт не только улучшил финансирование и снабжение проекта, но и открыл доступ к центру ракетного оружия в Пенемюнде.
   ЗУР имела много общих черт с поздним вариантом баллистической ракеты А-4b. На корпусе ракеты, в целом аналогичным корпусу А-4, размещались четыре трапецевидных крыла и четыре стабилизатора с рулями высоты в хвостовой части. На срезе сопла ЖРД размещались графитовые газовые рули. Аэродинамические и газовые рули имели привод от электрических сервомоторов. Длина корпуса ЗУР должна была составлять 7,8-7,93 м, диаметр 88 см, максимальный размах стабилизаторов 2,5 м. Обшивка изготавливалась из стального листа 0,5-0,8 мм. На первых образцах крылья имели небольшую стреловидность по передней кромке. Продувка макета Wasserfall в аэродинамической трубе и первые пробные пуски показали, что трапецевидное крыло создает слишком высокое сопротивление на скоростях, близких к скорости звука. Крыло переделали, уменьшив его площадь и придав большую стреловидность передним и задним кромкам. Конструктора не могли найти оптимальное расположение несущих поверхностей, поэтому на некоторых ракетах стабилизаторы и крылья устанавливали в одной плоскости, на других поворачивали на 45 гр. относительно друг друга. Схема размещения основных узлов и агрегатов Wasserfall была идентична А-4: в головной части располагалась боеголовка со 150 кг взрывчатки, под ней балон со сжатым азотом и бак горючего, далее бак окислителя, опиравшийся на главную несущую конструкцию крыльев. Под баками размещалась аппаратура управления, в хвостовой части на стальной кольцевой раме крепился ЖРД. Общая масса снаряженной ракеты достигала 3530 кг.
   Одной из серьезных проблем оказалась силовая установка. Высокую тягу при малом весе могли обеспечить лишь ЖРД, работавшие на самовоспламеняющемся топливе. К тому же ЗУР должна была находится в состоянии постоянной боевой готовности. Т.о. диктовалась необходимость применения топлива из двух компонентов, смешение которых вызывает их воспламенение. Попутно Wasserfall на испытаниях решалась проблема регулирования тяги, но подобное топливо отличалось высокой токсичностью. В ракете А-4 окислителем служил жидкий кислород, закачивавшийся в баки перед взлетом, а горючим - чистый метиловый спирт. В данном случае пришлось применить в качестве окислителя состав "Сальбай" (98%-ная азотная кислота), который можно было хранить в топливных баках ЗУР. Горючим служил состав "Визоль" - винилизобутиловый спирт. В баки заправлялись 1500 кг окислителя и 350-450 горючего.
   Подобное топливо было высокоагрессивно и, несмотря на применение фосфотированной стали при изготовлении топливных баков и внутреннее покрытие из полимера, коррозия быстро угрожала "проесть" баки насквозь. Время безопасного хранения заправленной ракеты не превышало 4-5 суток. Для облегчения конструкции ракетного двигателя проектировщики отказались от использования нагнетающих насосов. Топливо вытеснялось из баков азотом (65 кг), находящимся в баллоне под давлением 200 атмосфер. Из траспортного в боевое положение Wasserfall Заправка Wasserfall перед испытательным пуском приводилась подрывом пиропатрона, высвобождавшего специальный поршень. Поршень разрушал металлическую мембрану, разделявшую баки с топливом и баллон с азотом. Азот поступал в редуктор, где его давление снижалось до 15 атмосфер. С этого момента ракета была уже полностью готова к запуску, отменить который не представлялось возможным. Пуск ЗУР происходил после принудительного срабатывания еще одного пиропатрона, открывавшего клапан низкого давления, обеспечивавший подачу азота из редуктора непосредственно в баки ракеты. Была предусмотрена экстренная остановка двигателя при перехвате низколетящих целей, когда еще не все ракетное топливо было выработано. Для этого рядом с открывающим пиропатроном располагался второй, но работавший на запирание. По радиокоманде он перекрывал поступление азота в топливные баки, что останавливало подачу компонентов.
   В баках ракеты находились специальные патрубки, обеспечивавшие стабильную подачу топлива даже при резких маневрах ракеты. Достаточно оригинально была решена проблема постепенного наращивания тяги ЖРД. Для этого использовались дроссельные заслонки, расположенные у входа в смесительную камеру. Изначально они устанавливались в полузакрытое положение и постепенно открывались под давлением поступающих компонентов топлива. Это позволяло снизить перегрузки при старте ЗУР. При работе ракетного двигателя горючее поступало в камеру сгорания немедленно, а окислитель проходил через регенеративную систему охлаждения камеры сгорания и сопла. Это обеспечивало как охлаждение теплонапряженных частей ЖРД, так и повышало интенсивность горения. Давление в камере сгорания достигало 15 атмосфер, и ЖРД развивал тягу 8000 кг/сек в течении 40-45 сек. Т.о. стартовые ускорители ЗУР не требовались.
   Самые большие сложности конструктора встретили при разработке системы наведения ЗУР. Первоначально предполагалось применить систему фотоэлектрического наведения. Мощный проблесковый источник выдавал световые импульсы, которые отражались от цели и регистрировались фотоприемником. Ракета маневрировала по направлению отражения импульсов. При достижении определенного порогового значения сигнала срабатывал взрыватель. Система получила обозначение Wassermaus (Водяная крыса). Лабораторную проверку проходила также система инфракрасного наведения Paplitz. Ни одна из этих двух систем не обеспечивала надежной работы, поэтому конструкторам пришлось искать другое решение.
   Была начата разработка системы наведения по лучу локатора. Наземная локаторная станция засвечивала цель, а бортовое оборудование ракеты после пуска управляло рулями таким образом, чтобы ось ракеты оставалась параллельна лучу. Но надежную работу электроники не удалось обеспечить. Тогда принцип был несколько пересмотрен. Вместо одного должны были использоваться два локатора, один засвечивал цель, второй - ракету. Оператор видел на экране локатора две отметки, которые должен был стремиться совместить с помощью рукояток управления. Команды поступали в счетно-решающее устройство, шифровались и передавались на борт ракеты. Бортовое оборудование дешифровало сигналы и выдавало соответствующие команды на рули. В конце войны были также начаты работы по оснащению Wasserfall пассивной инфракрасной системой наведения, но дальше теоретических расчетов дело не пошло.
   На ЗУР должны были устанавливаться автономные неконтактные взрыватели. "Какаду" - радиовзрыватель, срабатывавший в 15-25 м от цели. Кроме Wasserfall им предполагалось оснащать планирующую бомбу Hs-293. Но чрезвычайная сложность конструкции взрывателя сильно замедлила его серийное производство. Из 25 тыс. заказанных в войска поступило только 3 тыс. Проработку проходил неконтактный взрыватель "Марабу" с радиусом срабатывания 40 м. Но в результате сильного отставания сроков разработки автономных взрывателей ЗУР пришлось оснастить взрывателем, срабатывавшим по команде с земли при визуальном слежении за траекторией ракеты.
   ЗУР устанавливалась на простейший стартовый стол, представлявший собой бетонированную площадку. Wasserfall запускалась вертикально и уже в воздухе поворачивала на цель.
   К сентябрю 1944 г, с отставанием от графика в 4 месяца, ракеты были переданы на полигон острова Грейфсвальдер. В различных источниках ход испытаний описывается по разному. Например, утверждается, что при первом успешном пуске 28 сентября 1944 г. с острова Грейфсвальдер-Ойе ракета на дозвуковой скорости достигла высоты 17 км. По другим данным, успех был достигнут лишь при испытаниях 3-го опытного образца 8 марта 1945 г. Wasserfall должна Wasserfall в полете была достигать скорости 760 м/с и высоты 18-20 км. В действительности, согласно мемуарам Дорнбергера, предполагаемая скорость ракеты должна была ненамного превысить 600 м/с. Это подтверждается и более поздними техническими требованиями РЛМ на потолок 10 км при дальности полета ЗУР 32 км.
   Испытания продолжались весь остаток года. Всего было выпущено 25 ракет, из которых только 15 показали удовлетворительные характеристики. В других источниках утверждается, что было произведено 50 пусков, удачных - 12-15. Наконец можно встретить свидетельства о единичных применениях ракет в начале 1945 г. против соединений союзных бомбардировщиков.
   Т.о, в незавершенном виде ЗУР Wasserfall стала ценным трофеем держав-победительниц.

TopList